Здоровье
May 13

Сапожник без сапог - история вторая

В центрах реабилитации можно встретить что угодно. (А что не представлено - то сто раз в разных вариациях видели сами реабилитологи, стоит только их спросить. Там можно, не сходя с одного места, собрать сто сюжетов для комедии, трагедии, мелодрамы, триллера, мистического триллера и трех душераздирающих сериалов. По 400 серий каждый. Серьезно.

Там есть и герои-борцы, у которых все очень плохо, но они (почти необоснованно) очень надеются на большие улучшения и всегда стараются. Выходит по-разному - у некоторых в итоге происходит настоящее чудо, у других чудес не случается. Есть те, кто еле шевелятся, но всегда в отличном настроении: веселы, общительны, и еще подбадривают всех остальных. Есть и такие, у кого гораздо меньшие проблемы, но они не хотят заниматься, лежат или сидят в коляске, лицом к стене. Огрызаются, говорят, что не хотят жить, и разводят всевозможный пессимизм.

Есть печальные герои, которых привозят часто и регулярно, либо они уже там живут. По много месяцев. Стараются, делают. А потом, месяцев через 8-10, врачи им сообщают, что все старания не принесли вообще никаких результатов. Совсем. Даже малых. Поэтому реабилитация прекращается, и их переводят в другое заведение, где они просто будут жить. с тем, что есть. А этого - совсем мало, а они - совсем молодые. И они очень горюют. Потому что другие реабилитанты хоть как-то пошагово возвращаются в какую-то другую жизнь, а их просто "отставляют в сторону". И они боятся, что там их все забудут, они растеряют тех друзей, которых обрели в реабилитации, новых не найдут. И вообще, их очень гнетет всяческое отсутствие перспективы - потому что никакого развития уже не предвидится, и им перестают даже давать шанс куда-то развиваться и что-то пробовать.

Есть борцы, есть нытики, есть психи, есть такие, которые сразу бросаются всех опекать и всеми рулить.

И есть самые ужасные пациенты. Это - врачи. Чем ближе врач сам к тому, что его "разбило" - тем хуже. Всем выше ранг, чем больше опыт - тем еще хуже. Тем они заносчивее, увереннее в себе, все знают лучше всех, не уважают в нужной степени тех, кто теперь лечит их. И среди этого сорта есть еще одна "подкатегория" - самая худшая из всех!
Это - когда врач, со всеми указанными выше параметрами, плюс еще - не желающий бороться.

И это еще не все.
Бывает еще хуже. Это - когда там попадается такой врач, который еще по жизни - "отъявленное говно". Т.е. человек с гадким, злым, вредным характером. Заносчивое хамло, "известный в своих кругах фашист" и всякое такое.

Я такого видела. Инсульт. Не работает одна рука. Паралич односторонний, но неполный, вообще, если говорить конкретно об этом диагнозе - ему несказанно повезло. Не пострадала речь, он ходит (хоть и не совсем безупречно), рука работает! Но плохо. Но! Он - звездный нейрохирург. Богатый, известный, можно сказать знаменитый. Который бил везде нарасхват, клиники за него дрались. Само собой - шеф отделения, в котором работал, и на предыдущем и предпоследнем месте он тоже уже был шефом. Славится строгостью, резкостью, безжалостным характером, супер строгими правилами. Тем, что "не дай бог у него сделать ошибку". Уничтожит. Порет на части. Растопчет. На глазах у всех. Так, что вообще больше не поднимешься. И всегда под соусом: "Я себе ничего такого не позволяю, и другим не позволю! Я работаю лучше всех! Я всегда стараюсь! Никогда не отвлекаюсь! Выкладываюсь на 300%! И от всех требую по меньшей мере того же самого!
Разумеется, уверенный в том, что он также никогда не ошибается. И в каждой отдельной ситуации делает все возможное и невозможное. И всегда правильное. (Если получилось не очень, или пациент умер - значит невозможно было его спасти. Но он - всегда 100% чист. Якобы его уже судили за врачебные ошибки. Ничего не высудили, т.к. случаи были рискованные и сложные, и пациенты во всем расписались. Ну в общем - сложный человек, но очень хороший профессионал, поэтому его терпят. Собственно, начальство таких еще и любит, потому что они в этом своем стиле обычно заставляют "молодняк" очень хорошо работать и стараться. (Ну да, многие при первой же возможности уходят, но врачей, и дерзающих старательных врачей - море, любому отделению не проблема найти новых. А такой вот специалист - один, и он очень нужен. К тому же он хорошо учит людей. Если только вытерпеть его характер.

И вот этот человек, в удобных домашних - но заметно дорогих - одежках, сидит за столом в реа-клинике. Яростно пинает ногами стол и близлежащие стулья. Колотит по столу здоровой рукой, отшвыривает от себя кубики, которые нужно больной рукой составлять в ровную стопочку. И бушует.

- Мне что, пять лет?! Кубики вы мне тут предлагаете!
- Это - важное упражнение, когда у вас хорошо получится с кубиками, сразу перейдем на более сложное.
- Такие как вы у меня в отделении на задних лапках передо мной ходили! А тут вы мной командуете!
- Да, здесь я - реабилитолог, а вы - мой пациент. Я хочу вам помочь как можно быстрее отсюда выбраться, чтобы вы снова могли командовать.
- Ага. Вы вообще понимаете, что вы говорите?! Я - нейрохирург!!! Вы думаете, что я еще когда-нибудь смогу что-то делать вот это рукой?!
- Да, конечно, очень много функций руки сохранены, у вас есть шанс полностью реабилитироваться!
- Вы меня за идиота держите? Я все знаю про эти враки, которые надо рассказывать всем пациентам. Что "все будет хорошо". Чтобы они побольше старались, бессмысленно надеясь на что-то. Я, практически, один из тех, кто это вранье придумал! Я в него сам не верю! Не запудривайте мне мозги! Я потерял свою работу навсегда! Я больше никогда не буду стоять в операционной. И вы не понимаете, что это такое? Вы не понимаете! Если у вас есть призвание! Если вы что-то можете делать как бог! А потом вдруг не можете!
- Я вас очень понимаю, я тоже очень люблю свою работу! Но у вас есть шанс к ней вернуться, честное слово! И это не вранье, и вы, как специалист, это сами знаете!
- Я, как специалист, знаю, как малы шансы. Вот вы-то сами думали, что бы вы стали делать, если бы приобрели тяжелейшую инвалидность, которая не позволила бы больше делать вашу работу?!
- Да, конечно. Я - реабилитолог. Я каждый день вижу десятки людей, которые в одну секунду потеряли все, что было их главной суперсилой. Я сто раз об этом думала, и почти для всех находится и альтернативный путь.
- Вы просто не понимаете, как это - вот так как я владеть каким-то ремеслом, а потом потерять его.
И далее в том же духе. Без конца.

Между этим человек шумит, пинается, толкает предметы, бросает их, бесится, злится, отказывается сотрудничать.
Пару раз реабилитологи ему сказали, что его тут никто не держит, и он может не приходить. Но он приходит, снова и снова. Понятное дело, куда деваться-то. Такой человек и дома остаться не может, совсем забив на все. По сути его просто очень бесит, что все уже было так хорошо. а потом вдруг стало так плохо, и теперь приходится учиться всему заново. Ну да, это очень бесит, чего уж там. Но он это выражает на все 300%, не жалея никого.

Пару раз он по-настоящему хамил сотрудникам, они даже уходили, расстроенные, и говорили, что больше не будут с ним работать. Там я и услышала, в сторонке, как одни утешали других. И говорили, что этот - известнейший ведь скотина. Он своим гадким характером славится. Мол, не обращай внимания. Там же упоминали, что никто к нему не приходит. Привозит его медтранспорт, он же и увозит. Жена давно развелась и не общается, дети - тоже. Друзей у него нет, никто его не любит. Человек один, и никто этому не удивляется. Но его это ранее не очень трогало, т.к. он все свободное от сна время проводил на работе, и она заполняла его жизнь. Видимо эмоциональную часть он там заполнял тем, что воспитывал, гонял и мучил подчиненных. За неимением других видов общения.

И вот он - покалеченный и злой - на реабилитации. Другие пациенты (а там есть очень и даже чрезмерно общительные и приветливые) пытались к нему подкатывать. Поднимали то, что он разбросал, пробовали мило с ним поболтать. Подбадривали. Просто общались. Пытались и пожестче как-то ему сказать, что он вообще-то неправ. Он всех просто грубо посылал, во всех случаях. Со временем смирился, и, сжав зубы, собирал эти свои кубики. Потом действительно добрался до более сложных тренажеров. в конце уже просовывал каике-то веревочки в маленькие дырочки, причем высоко над поверхностью стола, где трудно держать руку.

И вы наверное думаете, что здесь сейчас будет какой-то хэппи-энд, как в кино? Что кто-то растопил его сердце или даже завоевал его? и он стал другим человеком - добрым и отзывчивым? Нет. Он собрался, навоевал за время своей реабилитации гораздо больше успехов, чем мог. И ушел, дорабатывать пробелы дома. Все вздохнули. У него за это время возникла куча прозвищ, и все - совсем не лестные. Когда он ушел, все ехидничали, что дома-то у него семьи нет, мучить некого. Поэтому он наверное постарается вернуться в отделение, чтобы мучить там снова коллег.

Прошло два года, и я на днях помогала беженцам выбрать клинику для операции. Вот и увидела, что он - снова в рядах оперирующих, снова на своем посту, вернулся шефствовать своим отделением. И оперирует. Смог. Наверное теперь еще больше всех гнобит, хвастаясь тем, как он выбрался из такой сложной ситуации. А они все - нытики и слабаки.

И вот мне тут тоже интересно: ведь они, вот эти волшебные врачи, когда сами оперируют пациентов, проповедуют, как реабилитация решает чуть ли не все. Как надо слушаться, стараться, найти там поддержку и друзей, верить и надеяться, и все вот это. А сами, когда надо - самые тяжелые пациенты, и наказание и мучение для коллег?