Будничное

Летя с какой-то скользкой трибуны вниз, оператор Торо инстинктивно спасал камеру, линзы, дорогую оптику и прочие драгоценности. Теперь, когда при этом сломалась рука, мы умно размышляем, что было это все на работе, техника застрахованная, и заменили бы ее за один день, а руку теперь - 6 недель носить в гипсе и лечить.

Одна радость - мне уже обещали дать раскрасить. Я в детстве тоже любила руки поломать, и единственная от этого радость была - что необычный фон для рисования появлялся (пусть и на короткое время, через пару дней место на нем заканчивалось).

Торо мне таким ехидным голосом говорит: "А между прочим на дворе 21 век! И теперь вместо беленького простенького гипса у людей такая красивая, фигурная пластиковая шина.
Ха!
А у меня, между прочим, тоже 21 век на моем дворе, и есть фломастеры, которые на какой угодно шине прекрасно рисуют.

А еще у меня колено разбитое. Правда пятый день уже, и я почти совсем уже не хромаю, только синяк большой и синий. Торо говорит:
- О! Пошли куда-нибудь вместе, пока ты хоть немного хромаешь, будем ходить, как Рен и Стимпи.
- Да что там рен и Стимпи! Как лиса Алиса и кот Базилио.
А эту парочку испанцы не знают. Ищу, показываю.
- О! Какая парочка! Как этого кота зовут? Базил? А! Базилиск! Хороший кот. У тебя есть такая шуба?
Эх. Все есть, кроме времени. Ррработаааа! :-)