Про обмен вдохновениями

Кто видел фильм "Вики, кристина, барселона"? Там сцена была: к художнику прибежала бывшая жена и бросилась рисовать (таким же почерком, как и сам художник). И в ответ на вопрос свежеиспеченной любовницы маэстро: "Ты тоже рисуешь?" она отвечает: "Да вообще-то это я первая начала в таком стиле рисовать. Он вообще все у меня срисовал. и весь мой стиль у меня слизал и всем у меня вдохновился".
И любовница (дада, это утопический фильм про идеальный мир художника) вздыхает, мол, "Эх... как жаль... у меня никогда не хватит таланта сделать что-то вот ТАКОЕ, чтобы ОН захотел у меня СРИСОВАТЬ". С искренней (пусть светлой) завистью говорит, и с не менее искренним сожалением.

Как я уже упомянула, фильм этот описывает утопический мир художника, именно такой многие настоящие художники хотели бы видеть свою жизнь. И начинаются многие сцены из жизни точно так же - только заканчиваются они иначе. После т ого. как вчера кто-то резал вены, редко на следующий день все мирно завтракают вместе и в захлеб рисуют. После попытки друг друга убить. жены и любовницы обычно не бросаются немедленно заниматься друг с другом любовью, с тем, чтобы потом по очереди заниматься любовью с общим музом и мастером. Да и вообще.
Ну да ладно.

В настоящей жизни, тем не менее, одни люди часто вдохновляют других. И "вдохновляют" на самом деле означает довольно простое явление: это когда кто-то из своего нового, пестрого, интересного и незнакомого мира притаскивает другому что-то такое, чего тот не видел. И про что другой творческий личность немедленно решает, что ему тоже такое хочется. По-своему, конечно, хочется. Но на самом деле - хочется вот точно такое.

В окружающей меня жизни я почти всегда видела связанные с этим драмы. Супруги, друзья, коллеги - бесконечно переживали. Он у меня срисовал, он у меня украл, все его лучшие работы списаны у меня. Особенно драматично бывает, когда один подсмотрит что-то у другого, и в результате "копия" продается лучше, чем "оригинал". Я так и думала очень долго, что обмен вдохновениями между людьми близких профессий всегда выглядит и заканчивается именно вот так. Сначала у всех приступ творчества и накал страстей. Потому что во-первых, как я уже сто раз писала, вдохновение заразительно. А во-вторых - это очень приятно, и подпитывает эго - быть чьей-то Музой, не важно, в какой форме. Но потом всегда кончается каким-то эго-конфликтом.
И еще - обязательно упреками из серии "что бы ты делал(а) без меня", "Ты без меня - никто", "все лучшее - от меня", а так же "На самом деле все это не твое, твое до появления меня выглядело совсем иначе".

Потом, уже переехав в Германию, я начала сталкиваться с историями, когда друг друга успешно вдохновляли не только представители разных профессий (как Лулу и Ив Сен Лоран - им вот нечего было делить - она собирала красивые вещи, ткани и образы, а он создавал платья, им нечего было делить, они не претендовали на одни и те же звания и лавры, каждый делал свое). Но вот были и художники, которые прямо одно и то же делали. И все равно не дрались, а дружили, делились и помогали друг другу, не боясь за свой кусок, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския.

У меня всего один раз в жизни был драматичный альянс с Музом, когда он, с одной стороны, страшно рвался каким-то образом участвовать в моем творчестве, очень хотел вдохновлять, хотел, чтобы я использовала его работы в своих проектах, ссылалась на его работы, делала из них что-то свое и.т.д. С другой стороны - стоило мне что-то такое сделать, как начинались конфликты (см. все вышеперечисленное). До этого я (глядя вокруг) решила не связываться вообще с мужчинами, работающими в близких профессий, и полжизни умудрилась проследовать этому правилу. А после этой истории я решила, что видимо так оно и есть, люди не умеют делиться и обмениваться вдохновениями без войны, и все сказки про "благоприятные исходы" - это мифы.

И вот как только я это все сказала, я начала встречать людей, с которыми все это прекрасно работает.

Почему?

С одной стороны я сама перестала так остро относиться к каждой "срисованной" линией, или отчетливо заметным вдохновениям. С другой стороны (мне кажется, что это важный фактор) разборчивость и придирчивость выросла, да и виднее стало с возрастом, кто из себя что представляет. Поэтому я как-то стала связываться с людьми, которые настолько сформировавшиеся и интересные личности сами по себе, что уже не важно, откуда они что срисовывают. Через все пробивается их собственная рука, и в общем-то это - главное. Т.к. все у них индивидуально, мне все равно интересно, что у них получится, даже когда они всю основу для этого берут у меня. А так же у всех есть своя ниша, в которой они успешно живут и творят, и никто ни с кем не делит никакие куски, рынки и признания. Все это все уже имеют. Всем хорошо. Собственно, никому уже ничего не надо, кроме как сделать еще лучше и интереснее.

А теперь вот - небольшой экскурс по тому, как у нас чье в чьем отражается.

Когда я только познакомилась с Торо, все у него было такое беленькое, светло-серенькое, чистенькое:

Рисовать он не умеет, о чем все время сожалеет, но мои фотографии, на которых я размашисто черчу и пишу сразу вызвали у него дикий восторг:

- Ухты! - сказал Торо, так здорово! Жаль, что у меня не такой красивый почерк!
- Да какая разница, какой почерк? - возразила я, и вытащила с полки книгу-дневник Лакруа - вон, у него почерк совсем не каллиграфический, а выглядит, по-моему, еще круче, чем когда специально красиво пишут.

С тех пор работы Торо все больше пестреют, краснеют и покрываются буквами. Вам это ничего не напоминает?

Ну да, на фотографии моя картина, поэтому все еще больше съехало в мою гамму. Но все же.

И, кстати, о картине. Вот француз, со своими граффитями, скейтбордами и гейм-дизайнами, живет совсем в другом-своем мире. Он никогда вообще ни на какой обмен не претендовал, просто любил показывать, чем он сейчас занят. Искусство у него - далеко от моего.

Я долго смотрела, как он рисует своими интересными фломастерами, пока не получила от него эти фломастеры в подарок. Вместе с тетрадкой, в которой они особо хорошо рисуют - заботливый человек сразу подарил подходящий фон, чтобы у меня сразу получились интересные результаты.

Насмотревшись на все его граффити-каллиграфии, я попросила его написать мне буквы. Он мне и написал, я перенесла их на большой холст и раскрасила, своими красками и в своем стиле:

За срисованную граффитю, естественно, никто никого казнить не будет, в городе, где аналогичными буквами от разных авторов изрисовано все. Да и мне уже давно плевать на комментарии вроде "ты что, рисующий человек, сама не можешь себе нарисовать" и "не стыдно тебе раскрашивать чужие контуры, худооожник?" :-)
Да и вообще - было ясно, чем кончится. Порадовавшись результату два дня, я сфотографировала на фоне этого "произведения" девочку в своей футболке:

А потом оно начало стремительно тонуть под "типично моими" слоями. Вот такое оно сейчас стоит за моей спиной:

А еще мне у француза очень понравилась идея: он купил на блошином рынке игрушечные машинки-грузовики, и сделал из них "стаканчики для фломастеров" на стол:

А тем временем я наперла на помойке рифленых пластиковых листов, их которых я собралась делать проект, который вам еще даже не показала.
Для проекта этого я рамочки клеила из этого листа. Вот:

Один кусок этого пластикового листа француз у меня выпросил, и сделал очередную машинку:

Колеса сделаны из крышек от баллончиков-спреев. А раскрашено все - теми самыми фломастерами.

А вот с испанским летчиком - легко. Он сам ничего не изображает, только готовит. Ему все мое нравится, поэтому я его товары оформила своим почерком, а он и рад:

Он честно носит то, что я делаю. И футболки:

И джинсы, над которыми я надругиваюсь, когда он забывает их у меня:

Собственно, когда джинсы летчика кончились, я перешла на свои кеды.
https://blog.mammamiu.com/825042.html

Увидев это, летчик сказал: "Ооо, я тоже хочу" и быстренько забыл у меня кеды. :-)

На этом мы, кажется, сделали круг.
Хватит творческих обменов, бесконечный пост получается.

А ваши Музы у вас срисовывают?
А вы у них срисовываете?
А вы из-за этого ссоритесь? :-)