Роман с акрилом

Когда я была маленькая, в моей жизни существовало два способа рисования красками: настоящая такая живопись и "плакативные" работы. Не знаю, почему, но меня всегда больше всего привлекали ровно залитые плоскости. Живопись для меня существовала только в таком виде, в котором требовали на уроках - похожие на себя постановки, портреты и пейзажи. А за пределами этого жанра существовал другой мир, в котором меня привлекало многое разное.
Я с детства любила Босха и Брейгеля, и просматривала их книжки буквально до дыр. Но фразу "Вот так я хочу нарисовать!" я впервые сказала от всей души, увидев картину Таданори Йокоо.

Соотвественно я начала учиться ровно закрашивать полосочки и кружочки, и лучше всего это получалось белой темперой, смешанной с ленинградской акварелью. На втором месте была гуашь.

Потом я стала дизайнером и много лет работала только на маленьких форматах. А желание вернуться к большим форматам и написать что-то большое пришло ко мне примерно в то же время, когда мне дали раскрасить медведя для берлинского проекта United Buddy Bears.

Давние читатели может быть помнят мой крик души тогда - я прибежала после первого дня домой, и расспрашивала весь жж, как залить этим чертовым акрилом квадратный метр. Чтобы ровно и без полосочек.
В этом проекте все медведи раскрашивались акриловыми красками, их выдали художникам в большом количестве, они хорошо показали себя в работе и хорошо вели себя на поверхности медведя и под лаком. Но для для меня первый день с акрилом был адом, потому что я пыталась сделать им то, что делала гуашью, а это не работает.

Я каким-то образом закрасила своего медведя, как хотела, страшно намучившись и натепревшись. Глядя на эту историю ретроспективно, я сейчас понимаю, что все то же самое, но более лихо, можно было сделать за треть времени, будь у меня тогда опыт работы с материалом. Но это был первый блин, а он всегда сами знаете какой.

Позже, глядя на работы других художников, я размышляла о причинах своего поражения. Все удачные работы состояли из чего угодно, только не из ровных плоскостей. А там, где кто-то пытался все залить одним цветом, он просто плевал на то, что оно пятнистое и полосатое. Мне все это не нравилось и таким образом я невзлюбила акрил

Однако я собиралась работать на больших форматах! И, подумав, поняла, что работать на бумаге такого формата - не очень. А рисовать гуашью на холстах - тоже не самый лучший вариант. Все говорят, что на холстах надо работать акрилом или маслом, если хочешь, чтобы картины жили по-настоящему долго. К тому же мне всегда хотелось очень ярких цветов, а это с гуашью и темперой тоже не так просто.

Я некоторое время пробовала работать маслом и акрилом, но в масле мне не нравилось, что оно так долго сохло. Если хочется нарисовать что-то по сухому - жди три дня, пока высохнет очередной слой.
Когда мне начали делать химию, я окончательно распрощалась с маслом навсегда, потому что мне становилось совсем плохо от запаха растворителей. И дальше мы остались наедине с акрилом.

Со временем я научилась добиваться от акрила того, чего хочу. Я перешла на синтетические кисти, которые не стираются за полкартины до палочки, и выявила самые удобные (плоские), которыми можно наиболее ровно закрашивать поверхности.
У меня даже появились свои секреты и рецепты, как что-то сделать или исправить. Например, я любила рисовать черные контуры на светлом фоне, а если контур оказывался неправильным, закрасить его снова белым становилось почти невозможно.
Вы когда-нибудь пробовали закрасить что-то графичное черно-белое белым акрилом? Даже после 20 слоя, когда уже все толсто и некрасиво, контуры и очертания отчаянно просвечивают.

Только после третьей катастрофы я поняла, что надо действовать от обратного и сначала закрасить все изображение черным, чтобы контур пропал, а потом уже всю плоскость покрывать снова светлым.

Через некоторое время я начала получать удовольствие от того, как акрил ложится на всякие неровности, и понимать, что фактура и структура, это не зло, а то, что делает картину живой. Я начала специально экспериментировать со слоями, наносить краску полусухими кистями, чтобы получилось "полосатее" и приклеивать под некоторые места мятые бумажки и материалы с неровной поверхностью, чтобы еще больше увеличить шум. Теперь, когда ровные поверхности я закрашивала без труда, я часто не хотела докрашивтаь их до ровного состояния, и специально оставляла на полпути.

Надо сказать, что два значительных рывка я сделала в рисовании акрилом, когда посмотрела на некоторые вещи живьем.
Многое стало понятно, когда я начала рассматривать вблизи работы

zdenka и расспрашивать ее за чаем, как она добилась того или иного эффекта.

А совсем радикально мое отношение к этому материалу изменило посещение персональной выставки Камиллы Роуз Гарсии в галерее Мерри Карновски.

Ее картин - полный интернет. Все ее видели сто раз. И надо признаться, что в интернете ее картины не произвели на меня особого впечатления. Мне не нравились эти ее странные зверушки, хотя я ценю ее цельность стиля и целеустремленность. Но это все не то. В интернете это пятнистые странненькие картинки.

Когда я пришла на выставку, я увидела, КАК надо работать с акрилом. Я поняла, как это надо подавать, как оно должно выглядеть, чтобы людям хотелось повесить это на стену и не казалось странным заплатить за это кучу денег.

Вблизи картины Гарсии очень многослойны. То, что в интернете выглядит как пятна, на самом деле состоит из миллионов тонюсеньких полупрозрачных ручейков близких цветов, вертикально налитых на холст. У картин большая глубина, и они очень многогранны. Переливаются кучей цветов, и все это светится. Все картины написаны на толстенных подрамниках, у которых старательно записаны так же бока (иногда глухим черным, а иногда с сюжетом). И все это покрыто многочисленными слоями хорошего лака.

Та же

zdenka научила меня, что подобный эффект можно получить, если купить хороший лак и покрывать им картину в несколько тонких слоев, тогда картина превращается в такой ужасно симпатичный, толстенький, блестящий и очень товарный на вид объект. Это выглядит совсем иначе, нежели просто краска на холсте. Под по-настоящему толстым и при этом кристально прозрачным слоем лака у акрила появляется еще тысяча нюансов, потому что все прозрачное становится еще более прозрачным. Если на поверхность картины приклеены какие-то объекты, выпирающие из плоскости, они тоже гораздо лучше смотрятся, когда густо залиты прозрачным лаком. Все еще видно разные фактуры холста, краски и бумаги, но у всего одинаковый блеск и свечение.

Как вы наверное поняли из этого рассказа, за глухо забитыми плоскостями я перестала охотиться давно, и теперь самым интересным качеством акрила считаю именно его прозрачность и неровность.

Что же касается вспомогательных средств - я перепробовала многие, и полюбила не все.
Ретардеры замедляют высыхание и помогают закрасить "мокрое в мокрое" идеально "зализанный" переход. Но во-первых я не очень увлекаюсь такими переходами, а во-вторых, если ретардера перелить, оно не высохнет вообще никогда. И тогда у картины появляется очень большая проблема.

Кстати, если кто-то мечтает залить акрилом идеально ровный переход между двумя цветами без ретардера, дарю рецепт:
Разводятся две краски, между которыми надо писать переход. Продумывается план - где должны быть наложены два цвета, где они должны встретиться и какой формы должен быть переход. Должна ли это быть дуга, или ровная линия или что-то еще.
Далее оба цвета разводятся на палитре, желательно сразу в нужном количестве.

Потом нужно довольно быстрыми движениями залить оба цвета, чтобы они встретились примерно там, где должны смешаться. Толстым слоем! Далее берется совершенно чистая и сухая кисть, и цвета быстро перемешиваются друг с другом и замазываются до максимально гладкого состояния. При таком методе рисования у вас через пару часов будет 20 использованных кистей в банке, на зато на картинке будет красота и "лизняк". :-)

Разбавители я использую изредка, когда надо нарисовать совсем сильно прозрачный слой. Акрил можно и водой разбавить до прозрачного состояния, но тогда пигмент может пойти "крошками", что вблизи выглядит некрасиво (такая мелкая "рябушка").

Зато я очень полюбила кракелюрный лак, хотя настоящих кракелюр от него добиться трудно. Получаются скорее длинные трещины. Этикетка на лаке рекомендует после нанесения лака ждать 40 минут, потом наносить следующий слой краски, который должен потрескаться. На самом же деле через 40 минут на большинстве мест ничего уже не трескается, а так же эффект не работает, если краску нанести немного слишком толстым слоем. Зато если начать аккуратно наносить краску минут через 15, получается совсем неплохо.
Если после всего поставить холст в вертикальное положение, краска вместе с лаком начинает сползать, при этом очень интересно разваливаясь на слои и каскады с ровными и ломанными краями. Здорово!

Еще я полюбила массу, на которую можно "сажать" объекты на картинах. Этой массы - несколько сортов. Самый дорогой вот этот помечен буквой С.
Остальные на 3-5 евро дешевле (за литровую банку), но в два раза тяжелее. Если замазать такой массой квадратный метр, разница в весе очень чувствуется! Так что я предпочитаю легкую версию. Слой до 3 см сохнет за ночь и после высыхания становится прозрачной и водостойкой. Оно достаточно хорошо держится, чтобы приклеить к холсту хард-диск, микросхему или большой кусок строительной сетки. Особое удовольствие можно получить, докупив к этой массе строительный шпатель вот такой:

Получаются ребристые поверхности.

А еще акрил можно аккуратно разбавлять до такой степени, чтобы оно еще красило цветом, но было жидкое, как вода. И вот этой жидкой краской можно швыряться в холсты с большого размаха. Но про это я совсем недавно писала. Кстати, вдохновленные моим постом, некоторые жж-юзеры собрались встретиться на этих выходных и устроить художественное свинство в каком-то заброшенном доме в Москве. Мне ужасно интересно, что у них получится!