Очень грустную историю вспомнили

История по-настоящему очень грустная, но, более 10 лет спустя сами участники могут говорить о ней с горькой улыбкой. Они сами говорят, что по ее мотивам можно было бы написать шикарный рассказ. полный черного юмора.Только им самим как-то не пишется, потому что они это сами пережили. (Они австрийцы. Они вообще очень гордятся своим черным юмором и способностью шутить даже о грустном и страшном.)
Но они сейчас сами ее вспомнили и разрешили мне про нее написать.

Было это, как уже сказано, давно. В большой семье умирал отец. Пятеро детей были взрослыми и жили в разных городах. (Один даже в другой стране.) Но семья была очень традиционная, сплоченная, и если что - все были готовы, конечно, бросить все и бежать помогать друг другу. Ну и вообще участвовать во всем, в чем положено участвовать всем близким родственникам. И вот привозят отца в больницу. (Он давно уже болел, уже далеко не в первый раз.) И в какой-то момент врачи говорят - все. Это - тот момент, когда надо звонить ближайшим родственникам и просить приехать. Прощайтесь. Все свершится в ближайший день-два, последний шанс.

Дети, побросав все, как-то организовав отгул, бебиситтеров и все остальное, садятся в машины, и едут ночью по автобану (или летят ближайшим самолетом), собираются у постели отца, держат за руку, переживают. Потом что-то происходит, и отцу становится лучше. ну слава богу! Звонят на работу, просят еще пару дней отгула. Сидят у постели. Спрашивают врачей, ну что? Врачи удивлены - представляете, не умер. И состояние до такой степени стабилизировалось, что есть шанс, что он еще поживет.Ну, не знаем, сколько. Но вот завтра он может и не умрет. И послезавтра - тоже. В общем - полежал, и его даже выписали. все вздохнули с облегчением, разъехались по домам.

Прошел месяц, он опять в больнице. И опять врач всем сообщает: собирайтесь прощаться, последний шанс. Едут, собираются, плачут. Отец в коме, все плохо. Они там дежурят, кофе пьют из автомата, боятся уйти. Потом опять что-то происходит, отец просыпается, и состояние даже проясняется. Проходят еще какие-то дни, и врач говорит: "Удивительно, но стало лучше. Еще не конец".

После седьмого раза один из сыновей не приехал. Ну все, хватит. Сколько можно! Во-первых - сколько можно брать отгулов и отпусков под это дело - уже на работе все косо смотрят, когда опять слышат эту историю. Во-вторых - это каждый раз психологически очень тяжело. Ты ведь правда едешь прощаться с одним из самх близких людей. Плачут, переживают, сидят, уже мысленно начинают переживать эту потерю.

Но мы знаем, что с таким горем нельзя начинать работать раньше, чем оно случилось. Все эти прощания и моральные подготовки немного помогают, но все равно это - совсем другое. Когда оно правда случилось, когда потеря действительно наступила в реальной жизни. И пока к ней только готовятся, это просто очень много стресса, страхов, слез, а адаптация там - минимальная.

Несколько раз этот один сын не приезжал. Потом его съели сомнения. А вдруг в этот раз он по-настоящему умрет! И он себе не простит. И так они все ездили хоронить отца, смотреть на него в последний раз, прощаться, бояться. Двенадцать раз.

И, тут начинается комическая часть. На каком-то этапе, когда врачи снова торжественно сообщали, что отец выжил, они говорили: "О нееет!" И главным обрзаом это говорил отец. Он шутил: "Ну вот опять. ну я сам уже приготовился. Ну хватит уже!!!" После какого-то раза он подписал все бумаги! Чтобы не реанимировали! Но магия продолжалась, и он без реанимации как-то выживал снова и снова. Он говорил доктору: "Ну не говорите вы им, что я умираю. Ну я уже столько раз умирал. Ну пусть я тут тихо умру в один прекрасный день, и вы скажете, что никто не мог успеть, и все." Он даже уже спросил, нлеьзя ли ему "нечаянно" перелить чего-нибукь вкусненького, чтобы он спокойно уснул, и перестал всех мучить. Говорил, что он хорошо пожил. Он всем доволен. Он счастлив. Он гордится, что у него такие чудесные дети. И ему уже надоело уходить, он готов. Ну все уже. Но нет. Приходил психиатр. Говорил, что ну зачем совершать суицид - не надо, вы жк хорошо пожили, оставьте о себе светлую память, что вы были таким крепким орешком. Суицид в любом случае травма для близких, у вас же нету безвыходной ситуации, все в жизни хорошо. Ну куда вы денетесь - рано или поздно помрете же.

И он добился от врачей и жены того, чтобы детей больше не звали. Дальше попадал в больницу, детям сообщали, что "ничего страшного" (и все шутливо говорили "вы же знаете, он все равно не умрет"). И однажды он там таки умер, и его не реанимировали, и дели этого момента не застали, просто приехали на похороны.

***

Сами эти дети вспомнили эту историю на днях. В разговоре о локдаунах. Сказали, что конечно локдаун не сравнится со смертью отца. (Хотя именно в этой семье люди ОЧЕНЬ много важного потеряли именно из-за локдаунов). Но ощущения сходные. Невозоможно начать работать с этим горем, потому что оно каждый день трансформируется, нету никакого конца. Все постоянно обещают, что вот-вот оно закончится, а оно и заканчиваться не собирается, и се дальше обрастает новыми запретами, лишениями, проблемами и дополнительными потерями. Невозможно с этим психологически работать. Все же пробуют! У психотерапевтов очереди, и вопрос почти у всех один и тот же. Но как работать с ситуацией, которая каждый день новая? Только к одному привыкнешь - другое появляется. Только решишь, что все уже наступившие потери можно как-то вынести, как появляется еще одна, особо пугающая и болезненная. И главное - появилось ощущение, что это такой процесс, который пошел, и теперь будет идти долго. У нас теперь не локдаун. У нас квест, в котором ты поднимаешься, поднимаешься на новые уровни игры, а она просто усложняется. И доиграть ее нельзя, потому что она растет и развивается по ходу того, как ты в нее играешь. А если не хочешь больше играть - выйти из нее невозможно.

И, представляете: успешный мужчина, отец троих детей, счастливый обладатель любимой работы, большого красивого дома, и кучи возможностей (ну ОК, сейчас многие из них отвалились, но жизнь еще совсем не плоха) в этом разговоре вдруг говорит: "Знаете, я в последнее время что-то так устал бояться. Что прямо искренне так подумал, что вот лучше бы умереть и не мучиться больше. А то как-то все так сложно стало, так страшно, так непонятно. Думаешь - да ну его на фиг, как-то жизнь не доставляет никакого удовольствия. Развлечений осталось мало, и они совсем уже не радуют. Бродишь между скучной прогулкой вокруг дома, сериалом и работой. Как хомяк в колесе. Все какое-то безвкусное. Как-то все... Не хочу ничего. Единственное - я понимаю, что по-настоящему убить себя - непросто, страшно, можно промахнуться и получить еще больше проблем. Поэтому не буду. Я трус. Но иногда вот прямо хочется просто взять и спрыгнуть с этого поезда. Потому что просто не понятно - какого черта я в этом топчусь."

И вот такие речи я начала слышать от людей, которые всегда были несказанно далеки от этого. Потеряли вкус жизни и очень страдают от этого. И такое вот истории вспоминают, ужасные. И сравнивают со своими ощущениями сейчас.