Дружба-дружбой, а работа - святое?

А вот вам еще история: муж и жена, муж - один из самых богатых и монстрозных юристов в стране. Ну и друзья у него соответствующие. Хорошие акулы-юристы. Когда жена решила разводиться, она обратилась к одному из лучших друзей мужа. Чтобы он, на ее стороне, выступал при их разводе. Было ясно, что разводиться с таким юристом - это будет непростая война. И чтобы иметь в этой войне хоть какие-то шансы, надо обращаться не только к лучшим из лучших, н желательно еще к таким, которые знают о противной стороне многое (чтобы можно было что-нибудь удачно против врага использовать). И что вы думаете - друг взялся. И развел. Да как.

from Miu's inspiration board

Денег делили очень много, гонорар для юриста жены был большой. Выбили из мужа много, неожиданно много, с учетом того, кто он такой. Он сам сказал, что проиграл все что мог. И в первую очередь - потому, что его так ошарашило (основательно и надолго) предательство друга. Он всю дорогу не мог поверить, что его лучший друг теперь вываливает и использует против него все, что он про него знал, что они когда-то друг другу доверили и.т.д. Разумеется, дружбе пришел конец. Многие думали, что жена в результате уйдет к другу-юристу - это была бы классика жанра. Но нет. Познакомилась с совсем другим человеком через какое-то время, и начала новую жизнь, с кучей денег, полученных при разводе. Юрист, который взялся за такое дело, потерял друга. Многие говорили, что зато он приобрел много клиентов: ведь он прославился как юрист, который при любых обстоятельствах пытается выиграть суд, и это для него - важнее всего. Хотя... многие та же говорили, что настолько подлому человеку наверное лучше не доверять свои дела. А к вам вопрос: вот вы понимаете, почему он взялся за это дело? Мог же отказать. Мог обоим отказать, дабы не вмешиваться в семейные дела друзей - мало, чтоли, юристов в городе?

Когда его самого спросили, почему он так сделал, он сказал: "Клиент, это клиент. Развод - это развод. Хороший клиент, по моему профилю."

Кстати, он вообще мог бы взяться, и приложить в ходе развода усилия к тому, чтобы не "раздеть" друга, а уговорить обоих встретиться где-нибудь на середине, не так страшно воевать, а разойтись как-то по-человечески? Это тоже еще было бы вполне в стиле друга. Но он и этого не сделал. Он боролся, как привык - не на жизнь, а на смерть.