Раздача еды

Пока мне не назначили операцию глаза (и не запретили все нагрузки) я записалась на очередной "функциональный тест". Их на самом деле два, и я всегда ленюсь записываться два раза. Поэтому иду на два подряд, зная, что потом все будет болеть (в той или иной степени). В прошлый раз почти не болело совсем, и я осмелела, а в этот раз как-то получилось хуже. Я еще утром сказала: "Удивительно, я думала будет хуже, а у меня почти ничего не болит", как после обеда оно включилось. Причем болят руки и ноги, когда не двигаешься. Мне писать целую кучу всего, а я сижу и маюсь, через каждые 15 минут встаю, помашу руками - становится легче. Сажусь обратно - через 5-10 минут опять изнываю. Таблетку пить не стала - решила оставить ее на "перед сном", уже понимая, что ночью будет то же самое. Пошла, сходила в банк, на почту, вернулась. Пока шла по улице - боль почти прошла, вот жеж! А как вернулась, уселась в тепленькое кресло - опять разгоняется.

Посмотрела в почту, а там крик души от очередной знакомой, мол, я сегодня раздаю еду бомжам, и никто не вызвался мне помочь, мы вдвоем (а там надо человек семь), кто пойдет с нами? Это - в 9 вечера, а я прочитала это за час до старта. Я это письмо, вообще-то, вижу три-четыре раза в неделю, оно валится в один из ящиков, которые я смотрю только от большой скуки. Обычно я слишком занята, чтобы спонтанно бежать по таким делам. А тут вдруг подумала: А пойду! Не могу же сидеть, все болит, вот пойду, подвигаюсь!

И совершенно спонтанно пошла!

За этот час, кстати, нас таки стало пятеро, таки есть еще люди, которые спонтанно идут в таком участвовать. Булочная, кстати, одна из любимых. У них стандартный набор хлеба, булочки, всякие брецели, много сендвичей, всякое сладкое (круассаны и всякие наполненные вареньем слоеные штуки), и стаканы с молочным рисом и йогуртами - десерт ту гоу. Они закрываются, все что осталось на полках, быстро списывают, складывают в ящики. Потом из входа для сотрудников высовывается человек, и выдвигает за дверь семь ящиков этого всего. Добровольцы подхватывают эти ящики и волокут на улицу - на площадь перед магазином. Там, в сторонке, есть большущий такой бетонный борт. На него все ящики ставятся. А по ту сторону от борта стоит человек 20 бомжей.

Девушка, которая всем этим рулит, всем быстренько дает целлофановые перчатки, и начинается. Сначала сендвичи, потом сладкое, потом все остальное.
Поднимаем над головой некую булочку и кричим:
- С сыром!
И кто-то из бомжей поднимает руку:
- Мне!
- С ветчиной!
- Мне!
- С помидорами и моцареллой!
После третьей булочки наступает молчание...
Опытная девушка вздыхает: "Я знаю, знаю, вы их плохо едите. Ну ладно."
Откладывает в угол ящика, хватается за следующее.
- С омлетом!
- Мне!

Я тоже бросилась делать то же самое, и через минуту у меня в руке было пять невостребованных сендвичей с чем-то вполне вкусным. Откопала тоже уголок в своем ящике, и начала складывать в сторонку нелюбимое.
От всего забирают примерно половину. Со сладким - то же самое. Стоишь, бойко выкрикиваешь:
- С вишней!
- С яблоком!
- Ну!
Кто-то протягивает руку. Девушка сует в эту руку две одинаковые:
- Вот, бери уж сразу две.
- Кто еще с вишней? На, держи!
- Не-е...
- Ты же только что сказал, что хочешь с вишней?
- А я уже с яблоком взял, я все...

Через еще три минуты имеем то же самое - половину разобрали, половина осталась.
Далее мы имеем несколько больших мешков свежайших, хрустящих булочек, багетов, брецелей и прочего. Все мягкое и вкусное - продавалось 5 минут назад. Уже почти без надежды поднимаем что-то над головой:
- Ну что! Кто большую булку? Ну! Багет! Свеженький! Булочки! Салатик! Рис!
Бомжи расступаются, приветливо благодарят, желают нам хорошего вечера, и уходят в темноту.

Себе мы взяли совсем немножко - что-то сладкое к чаю и пару брецелей. Ну, еще на завтра что-то. Я еще взяла для М. пару этих самых сладких штук с яблоком и вишней, столь непопулярных среди бомжей, зная, что сейчас встречу его, проезжающим за ночным клиентом в сторону аэропорта. Вот он после работы тоже чаю выпьет, со сладкой булочкой. Даже после всего, что взяли себе пятеро, еще осталось много-премного. Все невостребованное мы помогли сложить в мешки, и девушка-вожак погрузила все на свой велосипед, и повезла во францисканский монастырь, там можно отдать в любое время. Они 300 человек в день кормят, у них все уйдет.
Ящики вернули под дверь пекарни.

Вот такую я получила прогулку вечерком. Вся акция заняла минут 20, но все равно - развеялась.
Чисто теоретически это можно делать каждый божий день. Но наверняка я завтра же опять заработаюсь, и будет мне некогда оторваться на минуточку. Но иногда можно вот так... эм... развлечься в Берлине "социальным активным участием". :-)
И объелись мы на ночь булочек - ужас как!