Дети-звери

Яна, здравствуйте!
Решила написать вам в рубрику, потому что мне очень нравятся ваши ответы, и часто очень нравятся ответы ваших читателей. В последнее время иногда они очень уж злые. Но может быть я тайно ищу у них какой-то поддержки, не знаю, потому что сама себя ловлю тоже на очень злых мыслях.

Мы с мужем по работе ездим по разным странам, уже несколько лет. По бедным странам и бедным регионам. Разного насмотрелись, собственно, мы эту работу хотели, она нам интересна и нравится. Наша организация пытается сделать мир лучше. (И особенно - жизнь женщин в бедных странах, это очень важная для меня миссия.) И в принципе у меня уже очень мало иллюзий по поводу хорошего в людях. (Хотя какие-то романтические надежды и иллюзии еще теплятся.)

Но вот наступила озлобленность, которую внутри самой себя с интересом и ужасом наблюдаю.

Мы сейчас во второй раз в стране, где (особенно в центре города, где нам часто приходится перемещаться) особой "заразой" считаются дети. Вы же наверное слушали о местах, где о стайках нищих детей предупреждают, как о стаях бездомных кусачих собак. "Если видите, что они приближаются - держитесь вместе. Держите крепко свои вещи. Старайтесь как можно быстрее добежать до машины и там закрыться, или до двери, к которой идете. Не смотрите в глаза, не стесняйтесь, пинайте, отталкивайте грубо, и ни в коем случае не вступайте в контакт!" Вот так нас учили. И мы вскоре поняли, что это все правда, любые сентименты тут немедленно оборачиваются серьезнейшими проблемами. Замедлишься на минуту - буквально сожрут. Разорвут на тебе все, отберут все и еще нанесут телесные повреждения, какие угодно.

Уже в предыдущей стране у нас были две стычки, когда детей было много, и они вели себя особо нагло. И действительно дошло до того, что мы отбивались ногами и руками, пытаясь добраться до нашего джипа. Муж меня защищал, действительно как от стаи озверевших волков. И мне довольно сильно порезали руки ножом. Пришлось зашивать. То, что из такой толпы часто выходишь в синяках, и от одежды оторваны куски - это уже норма жизни. Но в этот раз я поняла, что они действительно пускают в ход все, только чтобы вырвать у людей из рук и привязанных к телу сумок хоть что-то. Они знают, что мы приезжаем с деньгами, лекарствами и другими вещами, которые здесь всем нужны.

Сначала у меня еще были какие-то порывы - во время работы выйти на порог (когда видно, что у меня ничего нет, отбирать нечего), и как-то пообщаться. Хотелось как-то хоть какую-то положительную эмоцию у них вызвать, что-то такое. Но выходило только одно разочарование. Они подходят, наглые такие, начинают задираться, что-то говорить. Интересуются с любопытным видом - зачем их возвали. Но очень быстро переходят на "дай мне денег", и если пытаешься как-то отвлечься от этого запроса или проигнорировать его, начинают плеваться, пинаться, бить, бросать камни и что-то матерное говорить на своем языке. Потом я уже перестала, поняла, что бесполезно это все.

Сейчас - второе такое место, где одна из местных опасностей - дети. Мы тут две недели, стычек уже было шесть, и последние две мы опять реально боялись за свое здоровье и жизнь. Честно говоря, мы тут вечером сидели и болтали, и договорились до того, что мы как в фильме ужасов. Где надо перебраться через какое-нибудь болото, или равниину, или что-то еще, где монстры. Вот прямо ну точно как в кино. Бежищб, а они за ноги хватают. Вспомнили даже абсрудное кино про каких-то гигантских червей, может кто помнит. Старый ужастик. Там все по пустыне бегали - до следующего джипа или домика, а их на бегу сожрать пытались. Блин, вот мы так из машины на место назначения носим лекарства и продукты.

Но, понимаете, мы - гуманитарная организация! Мы боремся за благо женщин и детей. А по дороге к нашей миссии мы отбиваемся от детей, как от зомби из страшного фильма.
Один из наших сотрудников после предпоследнего раза озверел и взял с собой дубину. И начал размахивать ею, когда они нас окружили. Полилась кровь, но никто не отпрянул, наоборот, только градус агрессии вырос. А мы потом думали, что вообще-то так нельзя. Ну это же не по-людски получается. Стукнешь неудачно по голове и убьешь, это нельзя же так. С другой стороны - у нас самки на ремнях, которые по диагонали через тело, и они в нас ножами тыкают, в живот и в грудь, пытаясь от нас эти сумки отрезать!

То самое, что я с ужасом наблюдаю - это лютая ненависть к этим детям, которая растет во мне. Я иногда смотрю на них из окна - они маленькие очень. Мне тут подсказывают, что они старше, чем я думаю, просто растут не так, как наши европейские, голодно им потому что. Но все равно. Ну пусть даже им не пять, как мне кажется, а восемь. (А некоторые там маленькие, мне кажется, что не больше трех. Ну может пять.) Дети же! А когда я выхожу и вижу их в действии, я не вижу больше в них детей. Мне хочется, как в игре или в фильме, взять в руки какой-то бластер, и чтобы они такими стаями (или кусками) отлетали от меня, и становилось легче.

Яна, меня пугают эти фантазии. Я всегда любила детей. У меня есть младшие сиблинги, я хочу несколько детей сама, люблю сюсюкаться с маленькими. Я всегда восхищалась тем, какие дети чистые и лишенные вот всякого коварства и подлости. Не то что взрослые. А тут. Я понимаю, что их такими сделали взрослые. Я понимаю, что их используют. Используют их миловидность, и психологический барьер. Именно потому, что взрослых в такой ситуации давно бы именно отстреливать начали. А детей - жалко и нельзя. Но они отвратительны. Это какая-то напасть. Они - такие вредные, злобные, подлые. Я даже не знала, что маленькие дети могут быть такими!

Не знаю, что мне делать с этими чувствами. Я знала, что у меня будет тяжелая работа. Но думала, что в рядах "злых персонажей" у меня будут какие-нибудь бандиты, мафиози, мужчины, склонные к насилию. Но не дети малые! Я не знаю, как мне с этим обращаться! Вначале хотелось всех обнять и как-то "исправить". Потом меня все больше убеждали. что это ничего абсолютно не даст. Их исправить уже нельзя. Теперь я их рассматриваю только как нечисть, которую надо как-то убрать от себя подальше, еще кусачую и токсичную. Но ведь это дети! К тому же гложут мысли о том, что из них вырастет. Не представляю даже. Если они сейчас уже такие.

Работу бросать из-за этих чувств не хочется. Мы планируем поработать еще 5 лет, потом у нас другие планы и мы сможем остановиться в Европе и дальше работать на месте. Будем заводить своих детей и семью. Но такая оторобь берет от мысли, во что можно воспитать миленького лапочку-ребенка, при желании. Я уверена, что буду хорошей мамой, и дети у меня будут другие. Не знаю какие, но у них явно детство будет не такое. Но у меня странное такое чувство внутри. Как можно одновременно так люто ненавидеть детей, и любить других детей. Бррр!

Мой вопрос я даже не знаю какой. Наверное хочется, чтобы мне написали, что я не совсем уже моральный урод, если мне хочется стрелять в детей, как в боевике? И при этом я все еще детей люблю!

Может у кого-то был похожий опыт? Может быть это все потом перейдет еще в другую какую-то стадию? Апатии? Или что там еще бывает? Принятие, прости господи?
Спасибо за внимание.

***

Здравствуйте!
Последний вопрос - точно не по адресу! Вы ведь там находитесь среди людей, которые делают ту де самую работу, и живут в таких условиях дольше, чем вы! Это они вас учили, как обращаться с этими детьми. Вот их и спрашивайте, какие они прошли стадии, и как они сегодня к ним относятся, какие чувства испытывают. Хотя, я понимаю, что иногда трудно говорить о таких чувствах с людьми, которые рядом. Потому что вы, судя по вашему письму, боитесь осуждения. Но мне кажется, что ситуация тяжелая, и все вовлеченные понимают, что тут могут возникать любые чувства, и это - нормально.

Насчет того, как можно любить одних детей и ненавидеть других. Мне кажется, что станет понятнее, если вы спроецируете эту мысль на взрослых людей. Вам же понятно, почему одни люди вызывают у вас теплые чувства, другие - никаких особо, а кто-то - лютую ненависть? Есть люди, которые такое делают, такими стали (или родились?), что ничего кроме ужаса и самых негативных эмоций к ним испытывать нельзя. Люди разные, их поступки разные, их морально-этические нормы, и соответственно отношение к ним тоже не может быть одинаковыми.

Тут - то же самое. Только эти дети слишком рано стали взрослыми, в каких-то аспектах. Делают очень взрослые вещи, подражая за теми, кто в них это воспитывает. При том, что они все-таки дети, и у них не хватает мудрости или критического мышления, чтобы понимать, что они творят. Очень страшная комбинация, и очень печальный результат.

Дети подражают, учатся. Они получают травмы, очень боятся потерять любовь и поддержку тех, кто о них заботится. И хорошо учатся тому, что в них вколачивают. Особенно - через разнообразное негативное подкрепление. Да, это уже сейчас - искалеченные души. И мне тоже страшно представить, во что они вырастут. И я не знаю, можно ли найти к таким детям контакт и еще заметно изменить их картину миру. Но уверена, что если вообще это возможно - то только после того, как их оторвут от этой их стаи. Пока они действуют вместе, там совершенно бесполещно о чем-то договариваться. И это очень печально, очень хорошо представляю ваше разочарование.

И конечно это нормально, что вы испытываете такие чувства к людям (пусть даже маленьким и миленьким), которые режут вас ножами! Не думаю, что вы - моральный урод. Но думаю, что вы уже получили немалую душевную травму. И дальше ее получаете. Большой вопрос, стоит ли ваша миссия таких жертв. Очевидно, что вам сейчас уже нужно начинать общаться с психотерапевтом, обо всех этих ваших чувствах. И я желаю вам поскорее перебраться в более спокойные условия жизни и работы. Удачи вам!