Сколько правды жизни вынесут мои читатели?

Здравствуйте яна,

я очень люблю ваш блог и восхищаюсь вашим оптимизмом. моя любимая рубрика – „вопрос-ответ“, и вот наконец и мне есть, о чём с вами посоветоваться. я буду рада, если вы опубликуете моё письмо. мне было бы очень интересно узнать, что вы думаете о содержании, и что думают ваши читатели.

картинка отсюда

я журналистка и начинающая писательница. я пишу в самой крупной газете нашего города. в редакции меня считают талантливой (и поэтому публикуют), но на постоянную работу не берут (я только что закончила университет и ищу работу), говорят, я им не подхожу. газета консервативная, они говорят, мне надо что-то более радикальное и больше свободы, чем они мне могут дать, но пока я не знаю, как мне начать писать резюме в "более радикальные" журналы и интернет-издания. а главное, я пишу два романа, и боюсь, что с работой и с романами я не справлюсь.

у меня депрессия уже много лет, и я хожу к психотерапевту. она помогает мне справлятся с ежедневными “кризисами” и настоящими кризисами. она такой заменитель мамы. я молодая, мне 30 лет. здесь в германии в этом возрасте ты ещё ребёнок :)

а дело вот в чём. из-за нескольких журналистских заданий у меня появилось много знакомых художников. мне они очень нравились, я принимала почти все их приглашения на вернисажи, то есть ходила по несколько раз в неделю, вращаясь примерно в одном и том же кругу людей. меня этот круг очень занимал. с одной стороны, отвлекая от работы над первым романом, с другой, доставляя материал для второго. в итоге, я почти ничего не написала за последние месяцы.

на очередном вернисаже кто-то снимал перформанс на видео, и выложил его на следующий день в фейсбук. я увидела, что очень выделяюсь на фоне толпы своим ярким нарядом (большинство художников здесь одеваются в неброские цвета и предпочитают, похоже, скромные фасоны), и что привлекаю к себе внимание в кадре больше, чем художник, который делал этот перформанс, что мне было конечно очень приятно. единственное, что омрачало мою радость, это то, что я оказалась толстой. оказалась, потому что в моём представлении я была намного стройнее, чем на видео. я была в шоке. сразу написала смс моему терапевту, чтобы она мне дала внеочередной термин, то есть, приняла срочно.

она посмотрела то видео и сказала, что на видео все выглядят толще, чем в жизни. но, страдая сама лишним весом, поняла мои переживания. она посоветовала мне отправиться в специальную клинику, где можно сбросить 10 килограммов за 6 недель. она сказала, что некоторые её пациенты это уже делали.

я сразу подала заявление. ждать пришлось 6 месяцев, это было невыносимо. теперь я наконец здесь, вот уже 2 недели, осталось ещё 4.
в этой клинике мне объяснили, что у меня Essstörung (нарушение поведения питания и болезненно преувеличенное занятие темами веса и еды) и поместили в соответствующеее отделение.

соответствующее, это я сейчас говорю. вначале мне казалось, что произошла ошибка, потому что в моём отделении все пациентки (только 2 мужчины) с очень очень очень большим лишним весом, одня даже не может ходить без специального прибора-поддержки на колёсиках. я здесь самая стройная и самая молодая. это отделение называют Adipositas-Station, отделение ожирения (?). врачи мне сказали, что дело не в количестве лишнего веса (у меня BMI 32), а именно в том, что происходит в голове. например, я очень много думаю о том, что бы такого съесть, чтобы похудеть. или как не съесть что-то, чего очень хочется. я часто исключаю ужин в надежде похудеть, хотя голодна, что приводит иногда к перееданию на следующее утро. и если у меня случается атака голода, когда я сую себе в рот всё без разбора, или если мне кажется, что я слишком много съела за ужином, я вызываю рвоту посредством двух пальцев (обретая таким образом контроль над ситуацией, как мне кажется). так мне страшно потолстеть ещё. или не похудеть. в общем, мне тут сказали, что так быть не должно. а я то и не подозревала.

есть ещё отделения для анорексиков и булимиков, которые думают и поступают с собой, как я. но меня туда не могут положить, потому что в отличие от их пациентов у меня нет недостатка в весе, наоборот. я бы там очень выделялась. и наверное, чувствовала бы себя очень толстой. здесь, с другими пациентами с ожирением мне тоже не очень уютно, потому что некоторые из них смотрят косо. мол, пришла со своими 20 личними килограммами. для них это мало, а для меня трагедия.

мне с самого начала, ещё даже когда я и не подозревала, что меня тут будут лечить от психической проблемы, а будут помогать сидеть на диете, очень хотелось написать о том, как тут в этой клинике, что со мной происходит, какие изменения. а с психической проблемой мне это кажется ещё намного интереснее. так хочется рассказать миру об этом. со всеми деталями и подробностями. здесь так интересно, я узнаю столько много нового! я хотела писать блог. мне самой бы очень хотелось прочитать что-то подобное.

недавно я сама себе поставила дополнительный диагноз: Нарциссическое расстройство личности, и все терапевты согласились. это было большим облегчением, теперь я знаю, откуда все мои проблемы с людьми, и почему люди, у которых я беру интервью, звонят в редакцию и жалуются, что я была высокомерна (это наверное, тоже одна из причин, почему консервативная газета не берёт меня на постоянную работу). теперь я знаю, над чем можно работать. но главное, об этом мне тоже хотелось бы написать. я понимаю, что к людям с чертами, описанными в русской статье википедии об этом нарушении, трудно испытывать симпатию. но если бы люди узнали больше о том, откуда это берётся, и, что это болезнь, от которой такие личности сами страдают, от одной из таких личностей, было бы легче? а главное, для подобных людей наверное тоже было бы большим утешением узнать, что не они одни мучаются.

но я переживаю о том „что подумают люди“. всё-таки, приступы булимии это не очень аппетитно. а вдруг меня после этого никто не полюбит? конечно, я думала писать анонимно. но как же я тогда расскажу об этом своим знакомым? мне хочется вывешивать каждый новый пост на фейсбук. с одной стороны, мен хочется поделиться этой историей, потому что она интересная, с другой, я не хочу вызывать отвращение

как я к ним приду со своей рвотой? это же так неприятно. с другой стороны, я знаю, что художники, чьё мнение мне так важно, ценят открытость, даже откровенность, даже если она в некотором смысле саморазрушительна.

у меня была одна знакомая, которая в открытую писала о садо-мазо в её жизни, что и как она делала со своим другом, весь ее образ жизни, с именем, фотографиями. было ужасно интересно читать (разве это не самое важное??), но через несколько лет она передумала и перестала писать, и стёрла все свои посты про s&m, а потом и вовсе блог закрыла. такая тема сравнима с темой булимии и других психических диагнозов? по-моему это тоже очень откровенно, но к этому можно относиться с юмором. с другой стороны, я и про диагнозы с юмором могу писать. что вы думаете об этом?

(написано в транслите)

***

Здравствуйте!

Мое личное мнение: если хочется писть - пишите!
Если хочется опубликовать - не торопитесь!
Особенно, если есть сомнения.

То, чего вы опасаетесь - действительно существует. Это правда, что сильно тяжелые посты о тяжелых испытаниях, особенно, если они приправлены физиологическими подробностями и всякими мрачными вещами. многим читателям давят на психику.

Так же я знаю по своему опыту, а так же по опыту многих других "соратников", что отношение человека к себе, к болезни и ко всему происходящему за какое-то прлдолжительное время сильно меняется. Меняется практически у всех! То, как мы чувствуем себя, наъходясь в стационаре, среди кучи тяжело больных людей, в экстремальной ситуации - это совсем другое. Потом, вернувшись домой, мы осваиваемся, и начинаем "перерабатывать" все случившееся. И дальше наше ощущение всего происходящего меняется, много раз, на протяжении лет.

Я очень много чего написала, пока болела, что потом стерла или закрыла под замок. Так же некоторые вещи мне очень хотелось написать, до добрые люди, родные и близкие, посоветовали этого не делать. так и сказав, что "напишешь, оно уже будет в интернете, а вдруг через какое-то время тебе расхочется, чтобы оно там было". Действительно, в какой-то момент нам думается: "А что? Вот такая моя жизнь, вот все, из чего она состоит. вот все мои мысли, чувства и переживания, как есть, и ешьте меня с кашей!". А потом, когда придет толпа людей, которые во многих пунктах вас просто совсем не поймут (!) потому что вы пишете о материях, от которых они безнадежно далеки (!) и наговорят вам каких-то жутких и страшно неприятных глупостей, вы еще сто раз подумаете, что "может юыть это просто было слишком личное и слишком сложное, чтобы выкладывать это под ноги такой толпе?".

А еще - хорошо бы вам решить, с какой публикой вы хотите работать (т.е. какую притянете), с кем и как хотите общаться, и как вы хотите, чтобы воспринимали вас. Это такое принципиальное решение каждого автора, которое нужно принимать на каком-то этапе.
На любой вариант найдутся свои любители и ценители: и на шокирующую правду "как есть", и на автора-философа, который копает глубже, стараясь не зацикливаться на неприятных подробностях. И там много еще разных вариантов, как вы понимаете. Факт, что каждая такая целевая группа принесет с собой какие-то особенности: одни больно чувствительные, зато и с вами будут обращаться так же. Другие все стерпят, но наверняка и вас разок-другой травмируют, сталкивая вас с какими-то своими малоприятными реалиями.

В общем, я предлагаю для начала все писать, если пишется. А публиковать выборочно, стараясь не погружать людей сразу в самый мрак.
Если через какое-то время вам все еще будет хотеться вывалить на читателя все -никуда оно не денется. Выложите в тот же блог, или напишете-издадите книгу. Но у вас будет шанс переработать материал, уже с учетом ваших пожеланий к реакции и публики, подумав обо всем-всем на свежую голову. Когда уже все прошло, и вы все пережили и осмыслили.

P.S. Это, кстати, любых серьезных личных вещей касается. Например я зареклась что-либо писать в общественных местах о вещах, которые вот прямо сейчас страшно будоражат мою душу, о свежих личных драмах и так же подробности об очень тяжелых событиях. Только, когда все давно пережито, прожито, разрешилось, было переосмыслено, я во всем разобраласюи сформировала свое мнение обо всем произошедшем, когда ВСЕ эмоции точно давно остыли. И ситуация прошла, и сменилась новой, т.е. я больше не варюсь прямо сейчас в ней.